Как я научился не волноваться и полюбил ночевку в горах

Мы вышли из дома около 8-ми утра, позже чем планировали накануне. Мы хотели выдвинуться раньше, чтобы не быть застигнутыми по дороге палящим горным солнцем. Здесь на высоте 2 километра атмосфера становится менее плотной, и тело приобретает уязвимость для обжигающего ультрафиолета, что уж говорить о высоком плато, куда мы держали путь. Но, к счастью, в этот день солнце закрывали облака, и было достаточно прохладно на контрасте с жаркими днями, которые стояли уже несколько недель до этого. Повезло, — подумал я.

Прямо от нашего дома путь шел резко вверх по камням, проходя через лес, поросший высокими и стройными гималайскими кедрами. Глаза постоянно сканировали местность между кустарниками и валунами, чтобы найти подходящий путь. А уши прислушивались к окружающей обстановке, улавливая удивительные трели самых разных птиц, обитательниц гор.

Не разогретые мышцы немного ныли от крутого подъема, но уже скоро мы вышли на более пологую горную грунтовую дорогу, по которой, кряхтя и скрепя шинами, ездили автомобили, оставляя после себя в воздухе плотные облака пыли. Дорога вывела нас к небольшому кафе, где мы захотели выпить местного чая с молоком. Мы решили особо не торопиться и получить максимум удовольствия от подъема, так как времени было еще достаточно.

Нас было пятеро. Я, супруга, молодая пара из Америки и наш индийский друг Манодж. И вот вся эта разношерстная компания расположилась под зонтиком на территории маленького горного кафе. Вокруг ходили мулы, лошади, коровы и быки. Животные пили из маленького бассейна, находившегося рядом с нашим столиком.

Мы попили чай, пошутили, посмеялись и в веселом расположении духа двинулись дальше. Дорога была относительно пологая. Она устремлялась практически к самому плато, плавно огибая ущелья. Поэтому подъем был не очень тяжелым. Уже через 10 минут пути мы смогли различить с высоты наш дом и небольшой поселок, в котором он находился. Домики располагались прямо на склоне. И здесь и там между приземистых каменных строений и миниатюрных храмов были разбросаны небольшие ржаные поля и пастбища для скота. Из-за того, что рельеф находился под наклоном, местным жителям приходилось вырывать маленькие ровные площадки-террасы для сельскохозяйственных нужд: пастбища и поля располагались как будто на ступеньках.

Вид был очень красивый, несмотря на то, что начали появляться тучи.

Меньше всего мне хотелось того, чтобы шторм, который здесь очень часто бывал, застиг нас наверху на плато. Накануне я предусмотрительно прочитал пару статей о том, что делать в грозу в горах. Я узнал, что нельзя оставаться на самых высоких участках, так как молния может ударить туда, и лучше разбивать лагерь ниже по склону. Но у нас не было выбора, как расположить лагерь. Плато Триунд, куда мы направлялись – это относительно ровный вытянутый участок на самой вершине горы, образованный встречающимися склонами. Такой участок еще называют кряж. И если грозовые тучи окажутся над ним, то плато станет отличным местом для попадания молнии.

Имея опыт горных походов, мне уже приходилось попадать в ненастье высоко в горах. Казалось бы, чего бояться? Но здесь, в Гималаях, шторма действительно неистовые, особенно по ночам. Завывает так, что стулья сносит с балкона, а от перепада напряжение выключает электричество.

Поэтому я с тревогой вглядывался в хмурящееся небо, не желая оказаться наверху в палатке в условиях шторма.

Но, что делать, надо идти дальше.

Навстречу с Триунда шли туристы. Среди них встречались как европейцы, так индийцы из других штатов, а также представители местного горного племени Гадди. Рассматривая встречных индийцев, мне невольно представлялась картинка с жителями бывшего СССР из старых школьных учебников.

На картинке можно было увидеть обитателей разных республик, и каждый из них был в своей национальной одежде, имел свои черты лица, обусловленные принадлежностью к определенной этнической группе. Удивительно, что все эти люди жили в одной стране. Сейчас в России уже не встретишь такого ярко выраженного разнообразия национальных нарядов и традиций. Чего не скажешь об Индии.

Нам навстречу спускались пенджабцы-сикхи в своих тюрбанах разных цветов. Более светлокожие и современно одетые индийцы были, скорее всего «столичными», из Дели или Мумбая. А местные Гадди, привыкшие к постоянным подъемам, спокойно поднимались в гору не показывая признаков усталости в отличие от туристов. Это были мужчины со сморщенной от горного солнца кожей в тюбетейках и женщины в разноцветных платках с золотыми серьгами в носах и ушах.

И самое интересное, что разные группы индийцев могли разговаривать на разных языках! Я даже выучил приветствия на панжаби и хинди, предназначенные для представителей различных народностей Индии, которых я встречал в дороге.

Здороваясь практически с каждым встречным, не забывая при этом смотреть под ноги, мы не спеша поднимались к вершине Триунд. Это было уже второе мое путешествие туда. С прошлого похода я запомнил небольшое ущелье по дороге, в котором в тот раз лежал снег: небывалый аттракцион для индийцев. Но в этот раз его там не оказалось из-за жары, которая стояла до этого. Я немного расстроился, так как надеялся, что наш индийский друг Манодж сможет первый раз в жизни потрогать снег и даже с ним сфотографируется. Но ладно, в следующий раз.

За ущельем начинался более крутой взлет к самому плато. Последние и самые напряженные минуты подъема. Застигнутые дождем, мы остановились на середине взлета. Чуть в отдалении от тропы под большим валуном располагалось некое подобие маленькой пещеры. Там мы и укрылись от ненастья.

Несмотря на то, что мы немного замерзли и устали, мы отлично провели время под этим большим камнем. Там было уютно и сухо. Мы много смеялись и шутили, было очень весело! И когда кончился дождь, мы вновь двинулись вверх. И вот мы наконец-то преодолели последний крутой участок пути и оказались на открытом всем ветрам плато Триунд.

За нами, далеко внизу раскинулась долина Кангра, а впереди открылась панорама первых сверкающих снегом вершин величайшего горного хребта.
Несмотря на высоту в 3 километра, которая может казаться внушительной, если вы находитесь в каких-нибудь других горах, Гималаи на такой высоте только начинаются!

Там на Востоке уже нет ничего кроме гор на протяжении более чем двух тысяч километров! Горы, горы, горы и снежное безмолвие. С ума сойти!

Мы стояли на узкой в сравнении с масштабами окружающего пейзажа полоске плато. Спереди и сзади пропасть. Здесь над этой полосе под бескрайним небом и между высоких гор чувствуешь себя как «на жердочке», маленьким воробушком, который сидит на телеграфных проводах и его может сдуть любым порывом ветра.

Из-за того, что поверхность плато была относительно ровной и усеянной травами и кустиками, она служила местом выпаса скота местных племен. Среди невозмутимых жующих горных козлов носились, подпрыгивая, маленькие козлята. В другом направлении гремели копытами лошади и жевали мулы.

Обходя стада и вездесущий навоз, мы стали искать подходящее место для лагеря, пока в поле зрения не попало несколько ровных мест были рядом с большими валунами. Там мы и разместились. Немного отдохнув, мы отправились на поиски дров и воды.

Через некоторое время рядом с нашим лагерем уже лежали неплохие запасы воды из ручья и немаленькая стопка дров. Я с чувством благодарности смотрел на это сухое дерево, понимая, что оно станет нашим источником тепла в эту холодную гималайскую ночь. Мне кажется, что все из нашей компании испытывали похожее настроение. Такие чувства очень редко можно испытать, когда находишься в городе.

Пока мы обустраивали свой ночлег, облака рассеялись, и заходящее солнце стало освещать снежные вершины на востоке. Это было очень красиво: розовые, пурпурные оттенки заката разливались на крутом снежном склоне на фоне неба особого контрастного, голубого цвета, который можно увидеть только на закате в ясную погоду.

Дождь, застигший нас по дороге наверх, прибил к земле всю пыль, что поднимается здесь в сухие деньки. Поэтому видимость была чудесная: цвета и очертания гор, деревьев и долины на западе, погружающейся во мрак, были видны с поразительной четкостью.

Когда уже почти стемнело, мы развели костер рядом с большим камнем, который очень удобно укрывал нас от ветра и отражал тепло пламени. Сидеть внутри маленького островка тепла и света посреди сгущавшихся вокруг холода и тьмы было очень приятно и комфортно.

Правда, чувство тревоги, связанное с возможностью появления грозового шторма, не покидало меня. В городских стенах такие страхи могут показаться непонятными или вообще смешными. Но, когда оказываешься в горах, обостряется чувство какой-то уязвимости, зависимости от стихии, от которой порой негде спрятаться. Здесь на этой узкой, доступной всем ветрам полоске высоко над пропастью этот страх только расцвел.

Тем более, что ветер начинал усиливаться. Что-то сверкнуло на западе, на горизонте вдалеке, и я не без тревоги отметил про себя, что это могла быть молния. Я старался расслабиться, перевести внимание, но это не сильно помогало в тот момент: картины неистового шторма, сдувающего палатки и бьющего молниями в камни, не покидали мое воображение.

Когда я подошел к краю плато, куда отправились прогуляться наши американские друзья, я увидел то, что усилило мою тревогу. С запада надвигался грозовой фронт. Вспышки молний мелькали в облаках, открывая на короткие мгновения нашему взору серые и мрачные внутренности грозовых туч.

Как мне показалось, моя тревога не передалась моим американским друзьям. Они, по-видимому, наслаждались этим величественным зрелищем. Я бы тоже счел его красивым, если бы не боялся.

Сколько прекрасных мгновений жизни убивает страх! Сколько радостных моментов он уносит в небытие бессмысленно и безвозвратно! Утрата этих мгновений имела бы смысл, если бы не была такой бессмысленной.

В чем смысл бояться? Часто в этом нет никакого толка.

Сколько людей проживают свои бесценные годы жизни в страхе, что заболеют какой-нибудь смертельной болезнью или умрут от несчастного случая. День за днем они волнуются и переживают из-за того, что итак неминуемо приближается к ним с каждым прожитым днем. Но раз смерть неизбежна, зачем тратить жизнь и беспокоится из-за того, что итак произойдет?

Мы все сидим в незримой камере смертников и не знаем, какой уготован нам срок, и как нас будут казнить. Но почему бы нам не провести этот срок со смыслом и целью, вместо того чтобы трястись от страха неминуемой кончины?

В общем, — подумал я, — надо что-то с этим делать. Я вспомнил, как на курсе по буддийской медитации нам рассказывали, что рождение в следующей жизни, в том числе, зависит от того, с каким настроем ты умираешь в жизни этой.

Если умрешь в ненависти и страхе, тогда, возможно, переродишься где-то в низших реальностях, в аду или в сфере голодных духов. Но если погибнешь с достоинством, улыбкой, принятием и сочувствием, то тебе с большей вероятностью уготовано рождение в более привлекательных с точки зрения качества жизни сферах. Это, например, сферы богов или людей.

Ну, что ж, – подумал я, – я в это не очень сильно верю, тем не менее, есть какая-то вероятность, что это правда. А даже если это не правда, то нет никакого смысла умирать в страхе. Почему бы не насладиться последними мгновениями жизни?

Выходило, что как с перспективы наличия жизни после смерти, так и с перспективы отсутствия таковой, лучше умирать с принятием и достоинством!

И в тот момент я уже серьезно приготовился умереть. Я стал рассуждать про себя: какая смерть меня ждет, если она произойдет сейчас на этой горе? Через мое тело пройдет разряд мощностью миллионы вольт. Не такая плохая смерть, достаточно быстрая. Надо идти к костру и радоваться этой ночи, этому огню, этим друзьям, вместо того, чтобы трястись от страха, – решил я. Особенно, если все это такое мимолетное и скоро исчезнет.

Пока я направлялся туда, я понял, что я имею довольно большие шансы остаться живым этой ночью. Да от чего я собственно должен умереть? Это популярное туристическое место. Несмотря на постоянные штормы, я не слышал, чтобы здесь кто-то погибал от ударов молнии. Даже если молнии здесь и представляют какую-то опасность, не факт, что они попадут именно в нашу или чью-то палатку. Да и вообще, — вспомнил я, — когда ненастье идет из долины, оно обычно не доходит до гор, а рассеивается на подходе.

Мысль о том, что я могу остаться в живых вызвала прилив радости во мне.

Это было поразительное открытие! Как меняется перспектива, когда вместо того, чтобы хотеть жить и переживать из-за возможной смерти, мы готовимся к смерти фактической и радуемся возможности жить!

Я еще глубже осознал тот факт, что страх в основном разворачивается в условиях некой неопределенности ожиданий, вероятностного развития событий. Стоит только взглянуть в лицо страху, принять то событие, которого мы боимся, как для страха остается намного меньше места!

Другими словами, человека, боящегося полетов на самолете, приводит в ужас вероятность катастрофы, которая может составлять меньше чем одна десятитысячная процента! Но если попытаться принять возможность того, что этот рейс окончится катастрофой, попытаться взять себя в руки, и быть готовым встретить смерть с достоинством, тогда это существенно изменит перспективу. Внимание перейдет из сферы «я могу умереть» в сферу «я могу остаться в живых», что очень сильно все меняет! А вероятность остаться в живых во много раз превышает возможность неблагоприятного исхода, если вы летите на самолете. Лучше радоваться 99,9999% остаться в живых чем биться в панике из-за 0,0001% умереть. Но для этого к смерти нужно подготовиться.

Смотря на пламя и прислушиваясь к тишине ночи, я вспоминал как свое крайнее выражение мой страх находил в приступах панических атак, мощных и внезапных припадках страха и паники. Исходя из этого опыта и из опыта общения людьми с этим недугом, я могу сказать, что все мы боимся больше не событий как таковых, самой а возможности или вероятности возникновения этих событий.

И это проявляется в мыслях, которые начинаются со слов: «а вдруг?»

«А вдруг самолет разобьется?»
«А вдруг я отравлюсь?»
«А вдруг в нашу палатку ударит молния?»

В своей статье как избавиться от страха я писал, что мы редко думаем о самом предмете нашего страха. И нас приводит в ужас не сами ситуации, а их тени, мелькающие в нашем уме, наши представления о них. Даже меньше чем тени.

Поэтому я попытался избавиться от этого «а вдруг» и начал направлять внимание не на то, что может произойти, а на то, что как будто произойдет со 100% вероятностью! Если молния ударит в палатку, что тогда? Надо быть к этому готовым, а не умирать, дрожа от страха! Нужно на минуту представить что то, чего мы боимся, обязательно произойдет, морально подготовившись к этому.

Но это вовсе не способ фактически встретить смерть. Это способ отрезвить ум. Вы заметили, как изменилось мое мышление после того, как я стал рефлексировать на фактическую смерть, перестав прокручивать в голове все эти «а вдруг?» Многим из вас наверняка мой страх показался смешным: не так много людей убивает молния. Да и мне он сейчас кажется тоже забавным.

Но многие из вас знают, как страхи могут появляться практически из ничего! А наш хитрый и порой неуправляемый ум подхватывает малейшую искру тревоги и делает из нее пожар подобно ветру, который раздувает угасающее пламя. И под действием этого страха мы перестаем мыслить трезво: мы преувеличиваем опасность, не замечаем какие-то очевидные факты, другими словами, пребываем в иллюзии.

Только после того, как я уже решил, что умру, я осознал, что, собственно, это и не должно обязательно произойти. Много людей ходят на плато, а тучи с долины, как правило, не доходят до гор. Обо всем этом я не думал в момент страха!

Принятие смерти действительно отрезвляет и срывает покров иллюзии.

И это не только мое наблюдение. Тибетские учителя медитации говорят, что рефлексирование на смерть «заземляет» ум. И они рекомендуют немного медитировать на смерть, в том случае, если ум постоянно отвлекается.

Согласитесь, действительно, праздные мысли о подруге, которая купила новую машину растворятся рядом с осознанием конечности нашего существования.

Смерть – это не то, о чем мы хотим думать. Но, как это ни парадоксально, медитация на смерть способна избавить нас от многих страхов, иллюзий и помочь нам больше наслаждаться жизнью!

С этими мыслями я смотрел на танцующее на холодном ветру пламя костра и постепенно расслаблялся, начиная наслаждаться атмосферой этой ночи.

Иногда я чувствую себя так, как будто сижу на беспокойном, непредсказуемом в поведении коне. Этот конь – мой ум. Он может какое-то время идти спокойно, а потом выкидывать такие вот штуки, пытаясь сбросить меня, своего наездника.

Многие люди сталкиваются с проблемами депрессии и панических атак. Они пытаются «лечить» это, исправляя химический баланс, развязывая узлы детских травм. Многие из них не догадываются, что к этим проблемам их привел их собственный ум, который беспокоиться, переживает, выдумывает нереалистичные сценарии, много фантазирует, зацикливается на каких-то вещах и не видит все остальное. Это и только это есть основная проблема нашего душевного страдания и его причина. Ошибочно думать, что эти недуги начинаются внезапно, появляясь в каком-то зрелом возрасте, как гром посреди ясного неба. У многих людей уже с детства живут со своим беспокойным умом, но из-за того, что он до какого-то периода жизни не проявляет себя в острой форме депрессии или панического расстройства, они его не замечают и не отдают себе отчет, что привычка беспокоиться продолжает развиваться, если с ней ничего не делать. И совершенно неверно «лечить» само обострение, необходимо работать с тем, что стоит за ним: наш ум!

В тот момент, сидя у костра, я даже испытывал благодарность своему беспокойному. Если человеку всегда дают спокойного, податливого жеребца, разве он сможет стать хорошим наездником? Разве у него получится изучить все повадки этого животного и разработать средства, чтобы их обуздать?

Луна стояла высоко в небе, освещая снег гор, зеленый ковер плато и лысую поверхность валунов, раскиданных вокруг. Ночью было так светло, что не было нужды даже пользоваться фонариком. Кое-где догорали костры. А на небе появились звезды. Ночь была очень ясной. Шторм, который шел с запада, так и не дошел до нас, растворившись по дороге к горам в чистом небе.

Позже Манодж признался мне, что тоже сильно боялся ненастья в горах и поэтому установил Шива Лингам на камне – неотъемлемый атрибут бога Шивы, который, по его мнению, оберегал нас. Ведь считается, что Гималаи – это жилище и владение этого бога! Что ж, у каждого свои методы обретения спокойствия.

Поделиться в социальных сетях:
  • Nikolay Perov

    Наталья, думаю, в будущем, да=)

  • Наталья

    Николай, здравствуйте. Эта статья одна из моих любимых на вашем сайте. Скажите, а вы планируете написать статью о медитации на смерть?

  • Евгений

    Согласен Николай. Спасибо за статьи, они несут очень много пользы в отношении мотивации и осознания многих вопросов.

  • Nikolay Perov

    Евгений, здравствуйте

    Когда Будда рассказывал о стреле, он говорил о бессмысленных вопросах: откуда появился мир, кто его создал и т.д. В контексте избавления от депрессии бессмысленные вопросы могут быть: почему мне сегодня грустно, а вчера было не грустно? Почему мне страшно по ночам? Почему страх начинается, когда я ем? Многие люди, обращаясь ко мне за советом, начинают общение с таких вопросов. Рассуждения на такие темы не только не приведут к каким то конструктивным решениям, но и отдалят человека от понимания собственной проблемы. Человек хочет узнать «почему» только для короткого самоуспокоения в данном случае обычно, а не для решительных действий. Хуже, что человек начинает зацикливаться на поиске ответов, а не на решении проблемы. И тем более в состоянии депрессии такие ответы найти часто невозможно, можно наоборот начать еще сильнее беспокоиться. Конечно, нужно знать причины своих проблем без этого никак. Но ответы на подобные вопросы этого понимания не дадут. Вот это я и имею в виду.

  • Евгений

    Добрый день Николай! Прочитал подряд две Ваших статьи и так получилось что информация в них противоречивая. В первой «6 вопросов которые нельзя задавать во время депрессии Вы пишите, что В своих проповедях Будда говорил, что нет никакой разницы в том, откуда прилетела та стрела, что поразила ваш глаз. Не нужно задавать пустые вопросы себе и этому миру, нужно думать о том, как вытащить эту стрелу.Будда хотел сказать, что нужно решать проблемы, а потом уж задавать вопросы. И в этом он был совершенно прав.
    В вышеприведенной статье Вы пишите, что У многих людей уже с детства живут со своим беспокойным умом, но из-за того, что он до какого-то периода жизни не проявляет себя в острой форме депрессии или панического расстройства, они его не замечают и не отдают себе отчет, что привычка беспокоиться продолжает развиваться, если с ней ничего не делать. И совершенно неверно «лечить» само обострение, необходимо работать с тем, что стоит за ним: наш ум!
    Дак что же важнее, не зацикливаться на причинах и бороться с последствиями или же осознать причину, устранить ее и следовательно избавиться от проблемы. На мой взгляд выдержка из высказывания Будды в отношении стрелы не совсем корректна, т.к. вытянув одну стрелу без пониманию откуда она прилетела, в скором времени нас поразят новые стрелы.

  • Самира

    отличная статья, спасибо!

  • Nikolay Perov

    Спасибо, Владимир!

  • Nikolay Perov

    Здравствуйте, первого не знаю. А Стив Павлина собственно и стал вдохновением для создания этого сайта. Хотя давно его не читал. В некоторых вопросах, он слишком радикален и уходит в крайности на мой взгляд=)

  • Владимир

    Супер! Николай, спасибо за возможность хотя бы так погрузиться в атмосферу похода :) Признаюсь что в реальном походе не был уже два года, с тех пор как ощутил что моя психика выносит наружу худшее что имеет. Очень понравилось рассуждение про причину депрессий и ПА. Действительно, понимание того что они начались не одномоментно, ни с того, ни с сего, а являются следствием недостаточной «гигиены ума» :) здорово помогает начать медитировать и улучшить свое состояние. Отдельно стоит отметить метафору про беспокойного коня — весьма наглядно. Что же, если опять выберусь в горы то неприменно буду вспоминать эту статью 😉

  • Galina Parshukova

    Поход, то есть спортивный туризм, очень многое дает человеку. Это особая тема для разговора. После настоящего похода (не пикника на природе), в котором сталкиваешься с природной стихией, с ситуациями на грани выживания, многие проблемы в обычной жизни кажутся мелочными. Но возвращаешься в повседневные заботы и забываешь об этом, а жаль. Правда, и только походами жить нельзя, потому что жизнь многообразна. А медитация на смерть нужна ли? Я очень в этом сомневаюсь. Побольше физической нагрузки в походе, посложнее и подольше маршрут и потребуется только медитация на отдых, расслабление и восстановление сил.

  • Миша

    Очень интересно! Как вы относитесь к Рами Блекту и Стиву Павлине, Николай?

  • Nikolay Perov

    Спасибо, Оксана!

  • Oxana

    Спасибо, Николай, за очень интересный рассказ. Ты очень легко и красиво все описываешь (отличная тема и прекрасный художественно- литературный стиль изложения). После твоих статей у меня всегда отличное настроение и желание двигаться вперед и познавать себя. Правда, до этой медитации мне еще далековато, для начала хочу освоить обыкновенный способ: основанный на дыхании.

  • Nikolay Perov

    Вита, добрый день!

    Да, она старается меня принимать таким, какой я есть. Раньше она меня тоже принимала, хотя я ей причинял не мало страдания. Но раньше и она была другая=)

    Спасибо за комментарий! Напомнил мне, что нужно быть благодарным!

  • Nikolay Perov

    То есть, вы скорее готовы поверить в то, что телепатически передали начальнику намерение вас уволить через медитацию, чем в то, что это увольнение произошло по каким-то более «земным» причинам?

    Это просто психотехника, а не способ повлиять на внешнюю реальность. Тибетские ламы каждый день представляют собственную смерть и живут до 100 лет.

    Во-первых вам нужно учиться брать ответственность на себя.
    Во-вторых вы очень привязываетесь к своей работе, а привязанность рождает страх. Не то, что нужно постоянно думать о том, что вы ее потеряете. А думать «ну предположим, я потерял работу, что дальше? Неужели это конец жизни и так ужасно?»
    В-третьих, изучайте трудовой кодекс. Никто не может вас так легко уволить и заставить подписывать увольнение по собственному желанию, при условии что вы работаете по договору и за белую зарплату.

  • Nikolay Perov

    Спасибо, Александра!=))

  • Друг

    Подлинное душевное равновесие достигается в результате примирения с самым худшим что может с вами произойти. Ли Ю Тан.

  • Ксения

    Спасибо за эту замечательную статью!

  • Вита Ефремова

    Добрый день, Николай! Большое спасибо за новую статью, как всегда интересно и позновательное. Медитация на смерть для меня тоже новое открытие. Наши страхи не должны владеть нашей жизнью. Я, например боюсь насекомых (пауков, саранчи), собак и физической боли. Наблюдаю такие же страхи у своего ребёнка.
    Можно ещё один вопрос, не много не по теме, но всеже. Вы описывает, что везде бываете со своей женой, она разделяет ваши взгляды на жизнь и принимает вас таким какой вы есть. А как было раньше, когда вы были «другим»?

  • Федот Федотов

    очень опасная медитация, на мой взгляд, можно ведь и правда накликать на себя смерть! Я практиковал подобное, только по отношению к работе. Как то мне невероятно повезло и я устроился на ненапряжную и высокооплачиваемую работу! Мне очень не хотелось ее потерять, в принципе и предпосылок никаких к этому не было. Я ответственно работал, выполнял все свои обязанности и был лучшим из работников. Как то читая одну книгу по эзотерике нашел подобную практику, нужно было, что-бы избавиться от страха потерять работу, медитировать представляя что тебя уволили. Чем я и занялся, что-бы скоротать время на работе. И что вы думаете, два сотрудника проявили халатность в работе(они работали в мою смену), я к этому не имел ни малейшего отношения, но уволили, почему-то, меня, вот так просто без объяснения причин, пришел начальник и сказал писать заявление на увольнение. На вопрос почему, он ответил, что он иногда «освежает» кадры, и мне просто не повезло! А эти сотрудники просто напомнили ему что пора освежать кадры. К стати они работали там еще долгое время! Так может виной всему эта медитация?

  • Александра

    После прочтения статьи ощущение на душе и восприятие реальности стало как после дождя в Гималаях — прозрачно, ясно, спокойно, понятно. Очень круто написано, как будто присутствовала и прожила поэтапно легкость, радость, какую-то свободу внутреннюю, предвкушение приключения, созерцание местности, тревогу, страх, приближение паники, встреча со страхом, преодоление себя, осознание, принятие всего, успокоение, облегчение, благодарность, удовлетворенность собой и самое крутое чувство гармонии и осознания высшего порядка во вселенной, доверие. Аааааа!!! Спасибо, Николай!

  • Nikolay Perov

    Если кратко, вы должны представить, что умрете, вот уже прямо скоро. Притом чем больше вы в это поверите, тем лучше медитация. Представить как приходят друзья, с вами прощаться но потом возвращаются к нормальной жизни. Испытать все эмоции связанные с этим. Осознать, что многие люди вашего года рождения уже умерли, а кто-то умирает прямо сейчас.

    Но это не все. В конце нужно сделать выводы, порефлексировать на то, что вы не хотите тратить эти ценные и уходящие минуты жизни на обиду, злобу, всякую ерунду. Вы хотите использовать их по-максимуму. Чтобы подойти к финальному рубежу с достоинством и без сожалений. Думаю, я сделаю отдельную статью по этой теме.

  • Арс

    Николай, благодарю за статью. Не могли бы вы кратко поделиться что из себя представляет медитация на смерть?