Защита Дюжева | Серия 3 | Cериал о панических атаках «Игры Тревоги»

«Игры Тревоги» Сезон 1 | Серия 3 | Защита Дюжева

Литературный квест 2

Игорь

«А вдруг опять начнется? Прямо сейчас, на защите? Что я буду делать?», — думал Игорь.
У него не было приступов уже на протяжении месяца, и тут эта предательская мысль, притом перед самой защитой его дипломной работы.

Он глубоко вдохнул и еще раз окинул взглядом небольшую аудиторию, в которой шла защита. Перед доской сейчас защищался его одногруппник Никита.

Лицом к нему на первом ряду восседала комиссия преподавателей, за ними студенты, готовые отвечать по дипломной работе.

Очередь Игоря подходила через человека, это примерно 15 минут.

Игорь начал вслушиваться в свои симптомы. Сердцебиение ускорялось. В груди начинало шевелиться что-то неприятное, как будто толкая грудную клетку изнутри наружу.

Игорь отметил необычайную духоту в помещении: несмотря на то, что окна были распахнуты настежь, это не спасало, в аудиторию со стороны Садового Кольца врывалась, не щадя никого, московская июльская жара.

К шее подкатывал тревожный ком.

«Сиди, все будет нормально, просто наблюдай симптомы», — говорил себе Игорь. Но страх полностью завладел им, Игорь не выдержал и вышел из аудитории.

На улице ни ветерка — удушающая жара. Игорь встал в тенек и начал глубоко дышать. Раньше бы он потянулся за сигаретой, но бросил курить месяц назад, так как знал, что это усугубляет панические атаки. Медитация помогла ему.

Игорь боролся с желанием убежать домой, укрыться одеялом. В голове проносился план взять «академ» и защититься через год.

Но что-то остановило его. В сознании вспыхнула мысль: «Я не сдамся, будь что будет!». В туалете Игорь умыл лицо холодной водой и отправился в аудиторию.

Когда подошла его очередь, он вспомнил, как в книге по медитации рассказывалось про главу одной из самых крупных корпораций, который практиковал «осознанную ходьбу» перед выступлением.

И вместо того, чтобы направиться к доске обычной для себя суетливой, нервной походкой, Игорь сознательно замедлил шаг, тщательно прислушиваясь к тому, что происходит внутри, ведь об этом он читал в книгах по борьбе с тревогой и на сайте о медитации.

Он видел страх.
Он видел тревогу.
Беспокойные мысли, пророчащие катастрофу, метеорами проносились в голове.

Еще несколько шагов.

Но Игорь наблюдал. Потом внимание к телу. Чувство напряжения. И расслабление на выдохе.

Пара медленных шагов.

Время вдруг замедлилось, как в одном фильме про гимнаста, который осознал магию момента «здесь и сейчас».

Он поймал на себе удивленные взгляды аудитории, но не стал ускоряться.
Он пошел против собственной тревоги, которая вечно заставляла делать его все, лишь бы не «выглядеть глупо». Тревога металась и выла в агонии.

Вот он вышел к доске.
Тревога билась в конвульсиях.

Когда он начал говорить, позволяя своему голосу дрожать, это стало контрольным выстрелом для тревоги и страха.
Игорь обнаружил, что говорит спокойно. Конечно, было волнение, но в пределах нормы.

После того, как он выступил, члены комиссии стали высказываться о дипломной работе. Два преподавателя из пяти предложили оценку «отлично», двое высказались в пользу «хорошо».

Оставалась одна худенькая преподавательница, которая вела у Игоря экзистенциальную терапию и на своих лекциях горячо рассказывала историю одного из основателей этого направления психологии, который прошел опыт концлагерей и не только выжил, но и обрел новое понимание смысла жизни.

И вот сейчас от ее оценки все зависело. Игорь очень хотел, чтобы его дипломная работа, посвященная применению медитации в психотерапии, попала в научные журналы, но для этого он должен был получить «отлично». «Хорошо» было недостаточно!

Худенькая преподавательница в очках задумалась, Игорь вновь почувствовал тревогу, увидев строгое выражение на ее светлом лице.

«Ну что скажете, Виктория Константиновна? Как оцениваете работу студента Дюжева?», — прервала ее раздумья комиссия.
«Пусть будет отлично!», — сказала она.
«Ура! Будет публикация! Как я рад!» — не верил своему счастью Игорь.

Елена

Без пяти девять Елена пришла на работу. Она больше не опаздывала. После того, как она решилась написать то письмо начальству, прошло полтора месяца.

Елена была почти уверена, что ее уволят после такого обращения, довольно жестко обличающего недостатки управления компании, как они видятся рядовому сотруднику.

Но к ее удивлению, ее не только не уволили, но даже подняли зарплату и прислушались к некоторым ее замечаниям, улучшив условия ее работы.

После этого она так и записала в бланке «поведенческого эксперимента»:

«Ожидания — меня уволят»
«Реальность — меня повысили»

Мотивация у Елены с тех пор выросла. Она ощутила, что ее ценят и к ее мнению прислушиваются. Несмотря на то, что на улице стояла смертельная жара, которая раньше вызывала острые приступы тревоги, настроение у Елены сейчас было замечательным, ведь она стала ежедневно практиковать техники работы с тревогой: разбор мыслей, диспут, дневник тревоги и чувствовала себя намного лучше.

Вдобавок, отношения со Стасом развивались очень благополучно. Елена в этот солнечный и жаркий день чувствовала особую благодарность судьбе за то, что все так произошло, хотя год назад, прошлым летом, проклинала судьбу, терзаясь вопросом: «Ну за что это мне?».

Зазвонил колокольчик, в аптеку вошла худенькая блондинка в очках, на вид ей было лет 35. Она попросила один антидепрессант, предъявив Елене рецепт от психиатра.

Елена в последнее время испытывала небывалый подъем по поводу собственной отмены препаратов, поэтому она с большим трудом подавила желание рассказать этой молодой женщине, как здорово живется без таблеток.

Она не стала этого делать не только в силу профессиональной субординации, но и потому что понимала, что у всех разные обстоятельства и ситуации, некоторым людям препараты необходимы.

Вместо нравоучений Елена широко улыбнулась худенькой женщине своей искренней, волшебной улыбкой, силу которой она вновь открыла после того, как научилась справляться с тревогой и пожелала ей прекрасного дня.

Было видно, что женщина немного растерялась, но сразу же ответила Елене такой же приветливой улыбкой, и ее глаза засияли.

Александр

На работе коллеги вручили Александру бутылку очень дорогого коньяка в знак благодарности за те изменения, которые произошли с компанией «Аптека № 6» за последние месяцы.

Александр принял подарок с благодушной улыбкой на лице, которого коснулся свежий тайский загар. Он имел отдохнувший и довольный вид, даже немного набрал в весе, но в меру.

После того, как Александр начал медитировать и заниматься техниками когнитивно-поведенческой терапии, все пошло на поправку.

Он стал осознавать, что явно что-то делает не так, что воспринимает себя, как инструмент, а не как живого человека. И понял, что нельзя себя так загонять работой.

В тот же период он где-то услышал фразу: «Если на работе все хреново, надо меньше работать». Эта фраза не вызвала диссонанса, как могло бы произойти ранее, он чувствовал, что внутренне дорос до нее. И поэтому, вместо того, чтобы пытаться из последних сил спасти загибающийся бизнес, он отправился на две недели отдыхать в Таиланд.

Там он отдыхал и даже посетил пятидневный ретрит по медитации на острове Самуи. После чего его сознание буквально стало разрываться от инсайтов в отношении спасения своего дела. Александр поражался этим свежим в то же время простым идеям, удивляясь тому, как он сразу не догадался до таких вещей.

Оказывается, чтобы решить проблему, не обязательно о ней все время думать, иногда помогает, наоборот, отстраниться.

Он вернулся с новыми прорывными идеями в Москву и вместе со своей командой начал потихонечку их воплощать.
В течение нескольких месяцев доходы компании выросли лишь немного, но больших денег нельзя было ожидать пока. С другой стороны, благодаря новым изменениям повысилась лояльность сотрудников: Александр стал к ним прислушиваться и работать над улучшением атмосферы в компании, рассматривая свое дело не просто как бизнес, а как огромный социальный проект.

В тот же период он получил письмо от одной из своих младших сотрудниц, с которой даже не был лично знаком. Она работала в одном из филиалов «Аптеки № 6» и в своем обращении критиковала прежние решения руководства и говорила о том, что и как можно улучшить.

В прежние времена, Александр даже бы не прочитал это письмо, а если бы прочитал, то разозлился бы и уволил сотрудника.

Но что-то в нем изменилось. Напротив, он прислушался к этой женщине, ввел некоторые из ее предложений и даже немного повысил ей зарплату.

И после того, как коллеги сделали ему дорогой подарок, он отправился домой раньше обычного. Обняв жену и сына, поставил коньяк в шкафчик, решив: «Пусть стоит до Нового года», помылся и уселся медитировать.

Виктория

Пока Виктория сидела безвылазно дома, ей постоянно снились кошмары. Но после того, как она переборола себя; после того, как она вошла с диким страхом в метро, ощущая приближающий конец; после того, как она сказала себе «будь что будет» в немой готовности покориться судьбе и умереть; после того, как она поняла на своем опыте, что какой бы сильный ни был страх, ей ничего не угрожает; после того, как она сначала осторожно, а потом смело стала выходить на улицу и ходить, куда хочет, кошмары перестали сниться.

И сегодня ей снилась сцена, в которой рыцарь играет в шахматы со смертью. Только смерть была в смешном клоунском парике. А вместо шахмат была игровая приставка playstation. Смешной сон.

Виктория открыла глаза, за окном уже полыхал московский солнечный июль.

«Боже, не проспала ли я защиту?»

Да, она опаздывала, но не сильно.

Виктория стала по старой привычке спешить и суетиться. Она уже несколько месяцев работала с психотерапевтом и пила антидепрессанты, потому что ее проблема была довольно острой.

И в последние недели она чувствовала себя намного лучше, но тревога все равно возвращалась время от времени, просто не такая сильная.

Но сейчас от спешки и суеты знакомое чувство страха перед выходом из дома завладело ей. К тому же, Виктория вспомнила, что кончились антидепрессанты.

«О Боже!», — думала она. Ей хотелось заплакать и запереться дома.

Она позвонила своему психотерапевту Антону, тот ее успокоил и посоветовал все же идти по делам, несмотря на страх.

Виктория собралась и поехала на работу в университет. Хоть она и решилась на это, состояние было взвинченным и
тревожным, настроение было не самое радужное.

По дороге она забежала в «Аптеку № 6» рядом с домой и, протянув фармацевту рецепт, попросила дать ей антидепрессанты. Она знала, что таблетки не принесут мгновенного облегчения и поэтому ее настроение было по-прежнему на нуле.

Но вдруг произошло нечто.

Фармацевт, симпатичная женщина лет сорока, улыбнулась Виктории самой дружелюбной и обаятельной улыбкой, сказав: «Прекрасного вам дня!»

В этой улыбке чувствовались такое понимание и забота, что Виктории будто бы стало легче.

Она тоже улыбнулась в ответ фармацевту, чувствуя, как растягивание скул благотворно влияет на ее состояние (а ведь психотерапевт советовал чаще улыбаться, вспоминала она).

Она явилась на защиту диплома бакалавриата, немного опоздав. Отдышавшись и протерев очки, она стала слушать любопытный доклад о применении медитации в психотерапии.

Ощущения от доклада были двойственные: с одной стороны, тема свежая и интересная, докладчик, хоть и волнуется немного, но производит впечатление человека, который глубоко разобрался в проблеме, которую исследует.

С другой стороны, казалось, что он подгоняет выводы под начальную гипотезу, чем, в прочем, грешат многие исследования, особенно студенческие.

Когда пришло время выносить свой вердикт, Виктория разрывалась между «хорошо» и «отлично».

Но ее настроение было сейчас таким радостным, а ломтик июльского неба за окном таким красивым и лучезарным, что она решила: «Пусть будет отлично».

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий