Сиддхартха Гаутама как клинический случай депрессии — часть 2

Это вторая часть статьи. Ссылка на первую часть

В своем роскошном замке, окруженный покорными слугами и красивым убранством, не испытывая недостатка в чувственном наслаждении, развлечениях и власти, молодой царевич Сиддхартха Гаутама не обрел того, чего желало его сердце, мира, гармонии и счастья. Уныние, тоска, неудовлетворенность и депрессия устремили Сиддхартху, вдохновленного видом блаженного старца-аскета, к самостоятельным поискам истины и счастья через медитацию и созерцание, через пост и дисциплину, через пот и кровь…

На своем пути молодой кшатрий встречал ученых брахманов и мудрых йогинов, но ни в ком из них он не смог найти своего прибежища. Никакие молитвы бесчисленным богам индуистского пантеона, никакие мудреные учения не могли утолить того страдания, которое носил в себе Сиддхартха.

И тогда он решил найти истину сам. Благодаря своим выдающимся навыкам концентрации, благодаря своей способности очищать ум от пристрастий и омрачений, он смог обнаружить причины как собственного страдания, так и страдания всех людей и достичь окончательного освобождения!

Прозрение или эксперимент?

Нельзя сказать, что Сиддхартха испытал какое-то мистическое откровение или получил какое-то послание от Бога. Пробужденный Будда – это результат акта познания предельно чистого, предельно ясного и предельно стабильного ума, объектом которого является доступная для наблюдения действительность.

Опыт Будды больше похож на научный эксперимент, целью которого является исследование ума, чем на мистическое прозрение, направленное на познание высших реальностей.

Ум Сиддхартхи пронзил покров иллюзии, увидел реальность такой, какая она есть. Он не «преумножал сущности», изобретая богов или добавляя к существующей действительности новые свойства. Он, напротив, лишние сущности устранял, созерцая реальность в своем истинном виде. Учение Будды – это не учение о Боге или о какой-то Высшей Истине, это учение о реальности, точнее, о реальности нашего ума, которая, как многие забывают, является нашей единственной реальностью. Это учение о том, как используя знание о природе нашей психики, освободиться от невежества и страдания, которые окутывают человека.

Первый психотерапевт Сидддхартха Гаутама изучал психологию не по книжкам, а методом непосредственного наблюдения. Такой способ не подойдет для изучения космоса, ведь мы не можем увидеть своими глазами, какие процессы происходят внутри звезд, галактик, черных дыр без специального оборудования, вычислений и методологии исследований. Но наш ум всегда с нами, со всеми его феноменами: чувствами и мыслями, фрагментами памяти и представлениями о будущем. И эти феномены не доступны для изучения посредством точного оборудования.

Четыре благородные истины

Под раскидистыми ветвями фикуса, вблизи города Гая, что находится в индийском штате Бихар, царевич Гаутама обрел просветление и стал называться Буддой, что значит пробужденный. Он избавился от собственного страдания и разработал рецепт того, как каждый человек может обрести непреходящие счастье и гармонию.

Он сформулировал эссенцию своего учения в четырех принципах, в так называемых «Четырех Благородных Истинах», которые он впервые представил широкой публике в местечке под названием Сарнатх недалеко от древнего города Бенареса, который, вполне возможно, существовал тогда, две с половиной тысячи лет назад и существует сейчас, храня по сей день напоминания о своей глубокой древности.

Давайте обратимся к этим четырем истинам…

Я уже говорил, что идея этой статьи состоит не в том, чтобы раскрыть сущность буддизма вообще, а скорее рассказать, как опыт и выводы Будды могут быть применимы к избавлению от депрессивных, тревожных состояний, которыми страдает так много людей в современном мире.

Но если мы посмотрим на четыре благородные истины, то увидим, что мой подход не является таким уж вольным упрощением. Эти истины формулируются так:

  1. Истина о существования страдания (Дуккха);
  2. Истина о причине страдания. Причины страдания — это желания, привязанности, незнание (невежество);
  3. Истина о возможности прекращения страдания, как прекращение желания, привязанности, незнания;
  4. Истина о пути к прекращению страдания. Это Восьмеричный путь. Или пять путей в традиции Махаяны.

На что же это похоже? На совокупность медицинских заключений, диагнозов, прогнозов и предписаний.

Диагноз, этиология, прогноз и рецепт

Представьте, что вы приходите ко врачу, сначала он ставит диагноз: «У вас такая-то болезнь». 1-я благородная истина и есть этот диагноз. И, конечно же, следующее, что вас может интересовать – это причины болезни или этиология. Врач называет эти причины (2-я благородная истина). И теперь вы обеспокоены тем, поддается ли ваша болезнь лечению или она неизлечима. Врач вас успокаивает: «Вашу болезнь можно вылечить». Это называется прогноз (3-я благородная истина). И теперь вы с чувством облегчения ждете предписания или рецепта как совокупности действий и мер, которые приведут вас к выздоровлению. И доктор на листке бумаги выписывает вам свои предписания и рекомендации, которые вам уже не терпится исполнять (4-я благородная истина).

Получается, что каждая из 4-х истин, которые были сформулированы в рамках основы буддийского учения, представляют собой диагноз, этиологию, прогноз и предписание (рецепт). Основа учения Будды по своей структуре является терапевтической. Вот почему Будду называют первым психотерапевтом.

И если смотреть на учение с этого ракурса, то в нем нельзя увидеть элемент какой-то неприкосновенной, не терпящей возражений и критики сакральности, открывающего простор для религиозной нетерпимости (хотя вовсе не утверждаю, что в буддизме нет места для нетерпимости). Если кто-то критикует заключение врача, то это его личное дело. Если кто-то не хочет следовать рекомендациям доктора – это тоже его личная проблема. Было бы глупо подвергать человека травле только на этих основаниях. Его здоровье, его счастье, его спасение – это все элементы его персонального выбора.

Другой вопрос, что такой человек может вести себя неэтично и приносить вред и страдание окружающим, в силу того, что он отказывается следовать определенным предписаниям, подразумевающим моральное поведение и проявление любви и сострадания к людям. Но это будет уже скорее вопросом моральной ответственности, нарушением норм человеческого общежития, а не аспектом чисто религиозной травли со стороны сторонников «единственно истинной религии» в отношении «неверных».

И, несмотря на большой объем религиозного содержания, часть буддийского наследия может быть легко вынесена в светский, нерелигиозный, практический контекст, доступный людям любых религий и взглядов. Будда дал рекомендации в отношении того, как стать счастливым и избавиться от страдания. Почему же эти рекомендации должны быть достоянием только одной религии и отделены от всего того, что выходит за идеологические рамки этой религии?

Давайте все же вернемся к самим рекомендациям, а именно к четырем благородным истинам.

Истина о страдании

Я уже писал о четырех благородных истинах в цикле статей, медитация и код эволюции. Поэтому здесь я коснусь их основного смысла очень коротко, сосредотачиваясь на той части темы, которая сейчас интересна нам: связи выводов Будды с депрессией и патологической тревогой.

Прежде всего, замечу, что «страдание» — не самый точный перевод санскритского термина Дуккха, который описывает центральное понятие буддизма. Этот термин также переводится как «неудовлетворенность» или «невозможность достичь удовлетворения». И согласно буддистскому учению, Дуккха пронизывает все человеческое существование.

И поэтому, как считают критики Буддизма – учение Сиддхартхи является очень пессимистическим, так как сосредоточено на страдании и неудовлетворенности. Сторонники же говорят, что учение не является ни пессимистичным, ни оптимистичным, а реалистичным. Страдание, неудовлетворенность действительно существуют. И Будда на этом не останавливается, а говорит, как найти выход из такого положения дел.

Истина о страдании вовсе не утверждает то, что каждый человек страдает каждую секунду времени. Во-первых, речь идет не только о фактическом страдании, но и о потенциальном. Те люди, которые не страдают в данный момент времени, все равно подвержены болезням, старости и смерти в будущем. Какое-то трагическое событие у них в жизни, например, смерть близкого человека или тяжелая травма, может вмиг нарушить их благополучие. Другими словами, даже если люди не страдают в данный момент времени, то они не избавлены от причин страдания.

Первая благородная истина и депрессия

И с этого момента я буду постоянно проводить параллели с депрессией и паническими атаками. И вот первая параллель. В комментариях к статьям на сайте, а также на закрытом форуме моего видео курса БЕЗ ПАНИКИ люди часто пишут про ремиссии и откаты.

Например, какой-то человек страдал острой депрессией или очень сильными приступами панических атак. Потом что-то приятное произошло в его жизни. Может, он съездил и хорошо отдохнул. Может, влюбился. А возможно, дело было не в приятном событии: он просто начал принимать таблетки антидепрессанты.

Его страдание как будто испарилось! Он был счастлив и уже забыл о своем недуге, как вдруг в силу каких-то обстоятельств, все вернулось! Может, таблетки перестали действовать. Или прошло любовное наваждение. Но факт состоит в том, что человек вернулся к тому, что было, вновь погрузившись в омут уныния и страха.

Несмотря на то, что я пользуюсь терминами «откат», «ремиссия», «возвращение», я понимаю, что на самом глубоком и фундаментальном уровне никакого возвращения, никакой ремиссии и никакого отката не было. Было лишь обострение недуга и отсутствие обострения недуга. Но сам недуг остался! Осталась причина панического или депрессивного расстройства, а такие события как положительные эмоции, отдых и путешествия, таблетки лишь на время устранили следствие, обострение.

И если вы когда-нибудь страдали хроническим заболеванием, которое временами давало обострения, то вы хорошо понимаете, что конец обострения не значит конец болезни.

(Нет, я вовсе не считаю депрессию и панические атаки болезнями, совсем напротив. Но об этом в другой раз)

Хочу ли я этим сказать, что, согласно буддизму, состояние так называемого «нормального» человека хранит в зародыше депрессию, тревогу, все душевные муки, которые являются лишь обострениями этого, опять же согласно буддизму, глубоко больного и заблуждающегося сознания? Давайте поговорим об этом позже, а сейчас сделаем лишь практический вывод о депрессии и ее причинах.

Практический вывод состоит в том, что нужно работать не со следствием, а с причиной. Именно на причину человеческого страдания и нацелены практики буддизма. Сиддхартха Гаутама после просветления избавился не только от своего страдания, но и преодолел его причину!

Почему еще истина о страдании не является такой очевидной? Потому что эта истина относится не только к такому явному страданию вследствие боли, старости, смерти, но и к более глубокой неудовлетворенности, которое многие люди даже не замечают.

И, опять же, возвращаясь к депрессии, хочется отметить, что многим людям, страдающим ей, кажется, что она свалилась на них как гром среди ясного неба. Но вполне возможно, что до того, как они почувствовали это «явное» страдание, боль все равно присутствовала в душе, только в скрытом виде, глубоко похороненная в психике и медленно подтачивающая ее изнутри, до тех пор пока в один момент она не проявляется и не выходит на поверхность! Я не говорю, что так было у всех, но все же представить такой сценарий очень легко.

Рано или поздно скрытое и подавленное страдание реализуется как явное и очевидное! О каких же таких тонких и скрытых уровнях неудовлетворенности сообщает нам буддизм? Давайте пройдемся по всем уровням.

Три типа страдания

Согласно учению Будды существует три типа дуккхи:

  1. Страдание страдания – это самый очевидный и понятный для всех тип страдания. Страдание, связанное с болезнью, физической болью, голодом, травмами.
  2. Страдание перемен. Более глубокий уровень, обусловленный непостоянством явлений вокруг. Он относится к тому, что все меняется, соответственно, то, что приносит нам радость, когда-нибудь исчезнет. И мы испытываем не только боль фактических перемен, но и, опять же, потенциальных: мы боимся, что лишимся работы, что наша спутница нас покинет, что наша молодость пройдет. Из-за того, что может произойти в будущем, мы страдаем здесь и сейчас. И этот тип страдания относится не только к непостоянству внешних вещей, но и к непостоянству внутренних состояний. Ни деньги, ни блестящая карьера, ни женщины не способны принести нам постоянное и непреходящее счастье. Рано или поздно мы пресыщаемся этими вещами, и они перестают нас радовать. Подробнее об этом аспекте страдания и о его научном обосновании (Почему так происходит? Почему вещи нам надоедают? Почему нельзя радоваться одним и тем же вещам всю жизнь? Все это с научной точки зрения) я опять же писал в цикле статей «медитация и код эволюции».
  3. И самый глубокий уровень страдания это «всепроникающее страдание» или «обусловленное страдание». Он связан с тем, что наши ожидания не оправдываются. Действительность остается такой, какая она есть, а не такой, какой мы ее хотим видеть. Как внешние вещи (несправедливость, неисполнение желаний, крушение надежд), так и внутренние (нежелательные эмоции и мысли) заставляют нас страдать. Вместо того, чтобы принимать внешнюю и внутреннюю действительность, мы испытываем фрустрацию из-за того, что она не отвечает нашим ожиданиям.

(Лично я объединил бы последние два аспекта в один для удобства. Ведь второй аспект также относится к ожиданиям. К ожиданием того, что счастье будет длиться вечно и что вещи, которые пребывают с нами сейчас, будут с нами всегда. Но остановимся на «канонической» классификации.)

«…депрессия или панические атаки – это не проклятье, а великолепный шанс, который выпадает не каждому! И повезло тому, кому он выпал!»

И вот теперь начинается самое интересное. Я уже писал, что последние 2 уровня страдания не такие очевидные и довлеющие над нашим пониманием человеческого страдания, как первый. Но когда у человека начинается депрессия или тревожное состояние, более глубокое и менее заметное страдание реализуется в очень явном виде. Что дает нам прекрасный шанс изучить свою психику, понять причины своего страдания и избавиться от него навсегда! (Что и сделал Сиддхартха)

Притом, не только устранить само «обострение», но и убрать причину страдания, которую вы не увидели бы, если бы не было депрессии, если бы этот недуг не выплеснул на поверхность все то, что лежало глубоко!

Поэтому в своей статье «Уроки депрессии» я писал, что депрессия или панические атаки – это не проклятье, а великолепный шанс, который выпадает не каждому! И повезло тому, кому он выпал!

«когда у человека начинается депрессия или тревожное состояние, более глубокое и менее заметное страдание реализуется в очень явном виде. Что дает нам прекрасный шанс изучить свою психику, понять причины своего страдания и избавиться от него навсегда!»

Да, согласен, это совсем не очевидный вывод, и если вы сейчас страдаете одним из этих недугов, велика вероятность, что вы со мной радикально не согласитесь. «Ничего себе везение!» — скажете вы! Но не торопитесь, обо всем сейчас буду рассказывать по порядку. Я прошел через депрессию и через панические атаки и теперь думаю, как же мне повезло! Но почему же люди, которые находятся в депрессии, не используют этот шанс, а глушат эти состояния таблетками или как-то еще пытаются их подавить вместо того, чтобы изучать их и делать выводы?

Ягодки депрессии

Причина проста: дело в том, что вместе с проявлением самого страдания, которое можно изучать, одновременно очень сильно проявляются причины этого страдания, которые, согласно Будде, являются привязанностями и неведением. И человек, который подвержен привязанностям и неведению очень сильно заблуждается относительно своей природы.
Представьте пьяного человека, у которого под действием алкоголя обостряются те стороны личности, которые он больше всего хотел бы понять и изучить. Но когда он напивается, он забывает о том, что он делал это для самопознания, его тянет на драку или еще что-нибудь. Даже когда он пытается порефлексировать, его опьяненный ум постоянно соскакивает с предмета. И даже если ему удается что-то о себе понять, на следующий день он благополучно все забывает!

Вот еще совсем хрестоматийный пример. Помните сказку про девочку с дудочкой, которая собирала ягоды? Когда она играла на дудочке, листочки поднимались и все ягоды были видны. Но у девочки были заняты руки, чтобы их собрать. Как только она прекращала играть и бросалась к вожделенным ягодам, листочки опять опускались и скрывали то, что так хотела девочка!

Также и с депрессией. Во время нее проявляются некоторые особенности нашей психики, которые неплохо было бы изучить в целях саморазвития и достижения счастья, но нет возможности. Когда обострения нет, мы это не видим так явно. Когда оно есть, нам буквально «нечем» это наблюдать и изучать. Наш ум подвержен сильно искаженной перспективе того, что происходит внутри.

Но не все так плохо! Можно все-таки и ягодки увидеть и заодно их собрать, если использовать один «хак», который использовал Гаутама. И я не был бы так уверен в этом «хаке», если бы не пользовался им сам во время депрессии! Конечно, Сиддхартха «взломал» человеческую природу куда глубже: он, подобно Нео из фильма Матрица, прорвал насквозь покров иллюзий, он уничтожил страдание у самых его истоков, он вышел за все мыслимые и немыслимые пределы, пределы пределов и пределы пределов запредельного, достигнув полного и окончательного пробуждения.

Но давайте я пока сохраню интригу, обещаю вернуться к объяснению этого хака позднее. Лучше сейчас не буду сильно отклоняться от темы страдания, «дуккхи» и депрессии. И переход к этой теме я сделаю через короткий вывод, подытоживающий все вышесказанное. Депрессия, паническое расстройство дают великолепный шанс изучить глубокие уровни человеческого страдания, которые обычно скрыты для «нормальных» людей, но, тем не менее, присутствуют у них в неявной форме и время от времени или даже постоянно подтачивают их счастье и душевный комфорт. И делают это незаметно и скрыто, подобно насекомым, которые объедают спрятанные под землей корни дерева. Но если насекомые выползают на поверхность и начинают пожирать ствол, то это дает возможность осознать проблему и предпринять меры.

Как же проявляются эти более глубокие формы страдания во время депрессии или панических атак?

Страдание перемен

Давайте вспомним об этих двух уровнях. Это страдания перемен и «всепроникающее страдание». «Нормальные» люди испытывают эти виды страдания не постоянно, а если и постоянно, то скрыто и незаметно. Но для тех, кто страдает депрессией или тревогой эти виды «дуккхи» являются более реальными и очевидными. И чтобы это доказать, я возьму описание реальных впечатлений людей, страдающих этими недугами. Эти описания я нахожу в изобилии в комментариях к своим статьям, в письмах, которые приходят мне на почту, также и я сам имею опыт этих переживаний. Так что в подобном материале не испытываю недостатка. Возможно и ты, читатель, увидишь себя в этих словах, потому что ощущения, в принципе, у всех очень похожи.

Что же говорят люди с депрессией или патологической тревогой?

«Иногда мне становится легче. И в моменты, когда я понимаю, что я счастлив, я начинаю думать о том, что приступы могут вернуться, и мое кратковременное счастье уйдет. И это сразу же приводит меня в грусть и уныние».

«Я постоянно боюсь повторения приступов».

«Вдруг случится что-то плохое, я заболею тяжелой болезнью, или меня уволят с работы»?

И много других вариаций тревожных мыслей на тему будущего.

«Я вчера чувствовал себя так хорошо, но теперь тревога и уныние вернулись. Почему это происходит, это так ужасно!»

«Два года назад у меня не было этого! Я жил полноценной жизнью. Но теперь все изменилось: я страдаю! Почему сейчас все стало по-другому?! Я так тоскую по своей прошлой жизни!»

Здесь мы видим пример страдания перемен. Люди либо находятся в тревоге из-за возможных предстоящих перемен («я заболею», «приступы вернутся») или переживают перемены фактические («уныние и страх вернулись», «сейчас все не так, как прежде»). Страдание перемен является важной составной частью депрессии и тревожного расстройства.

Всепроникающее страдание

Но еще более глубоким и, можно сказать, коварным аспектом этих состояний, является «всепроникающее страдание». Я сам очень хорошо знаю это по своему опыту. Наверное, именно это составляло большую часть моих страданий. И даже сейчас, когда депрессия и страх остались далеко позади, мне приходится чувствовать отголоски этого страдания.

«…наш собственный ум создает 80% депрессии или панических атак.»

Мне требуется большая духовная дисциплина, осознанность, концентрация и принятие, чтобы это преодолевать. Многие люди с депрессией, по моему мнению, больше всего страдают именно из-за этого, а не из-за самой «депрессии» как таковой. И несмотря на то, что это играет такую большую роль в их состоянии, они этого не замечают, также как корабль не замечает скрытую под водой огромную часть айсберга.

Напомню, что «всепроникающее страдание» связано с нашими ожиданиями. И сейчас, вновь обращаясь к опыту разных людей, в том числе моему опыту, мы увидим, почему это такой коварный и скрытный «змей».

«Почему, когда все так хорошо, у меня есть деньги, семья, хорошая работа, когда вокруг красивые виды, поют птицы, светит Солнце и в разгаре весна, когда все вокруг радуются и ходят счастливыми, я не испытываю счастья (или я несчастлив)! Ведь я должен быть счастлив, потому что у меня есть семья, поют птицы и т.д.»

Здесь мы видим расхождение между ожидаемым и действительным. Ожидаем, что мы должны быть счастливы, а по факту мы несчастны или счастья не испытываем, или не настолько счастливы, как хотели бы. Из этого рождается недовольство, фрустрация. И начинает происходить очень дотошный и неприятный анализ: «почему мне грустно или страшно? Почему вчера было по-другому?» Мы подсознательно стремимся «подогнать» фактическое состояние под желаемое: стать счастливыми, но это опять же не выходит. И вновь рождается фрустрация и вновь происходит этот неприятный анализ. Мы увязаем в этом порочном круге и становимся в несколько раз несчастнее, чем мы были до того, как подумали «почему я несчастлив?»

И это очень важный момент! Сама депрессия как таковая составляет только верхушку айсберга и находится на поверхности, тогда как его огромное основание покоится под толщей нашего ума, где формируются ожидания, которые ум сравнивает с тем, что существует на самом деле . Другими словами, наш собственный ум создает, наверное, 80% (если не больше) депрессии или панических атак.

И тут, опять же, забегая вперед, скажу, что противоположностью ожиданий, противоположностью слову «должен» является принятие и слово «есть». И именно принятие реальности такой, какая она есть в данный момент времени является составляющей не только древних индийских философских систем, но и самых передовых программ избавления от депрессии и тревожности! (Например Mindfulness-based stress reduction, Mindfulness-based cognitive therapy, Acceptance and commitment therapy и другие). Именно этому я учу людей в своем курсе БЕЗ ПАНИКИ, посвященному избавлению от панических атак.

Принятие, как противоядие от ожиданий, может принести так же много пользы, как много вреда могут породить наши ожидания! И это доказывает то, что «всепроникающее страдание» действительно является значительным составляющим депрессии и тревоги, тем, с чем необходимо считаться и работать.

Вторая благородная истина

Истина о причине страдания является для многих людей еще менее интуитивно понятной, чем истина о самом страдании. И по этой причине она становится предметом критики буддизма, которая утверждает, что идеал учения Будды – это полное убийство страстей и желаний, тотальное безразличие ко всему, погружение в холодный, безличностный абсолют, находящийся «по ту сторону добра и зла».

Ведь эта истина говорит о том, что желания, привязанности (а также неведение в некоторых традициях) являются причиной страдания. И это действительно выходит за рамки обыденного понимания. Большинство людей, наоборот, связывают счастье именно с желаниями, а точнее, с их удовлетворением. Их идеалом является максимальное удовлетворение собственных прихотей с целью получить то, чего они хотят, и в этом они видят неиссякаемый источник счастья. И как же тогда учение, которое отвергает желания, может быть истинным и, самое главное, рабочим и эффективным?

Сразу скажу, что здесь я этот вопрос подробно обсуждать не буду, так как он выходит за рамки темы этой статьи и я его также отчасти рассмотрел в цикле «медитация и код эволюции». Здесь коснусь его только кратко.

Во-первых, путаница как всегда происходит из-за определения. «Привязанности» в данном контексте не значат, например, привязанность матери к ребенку, как это понимается в психологии. С одной стороны, привязанности относятся к тому, что мы переоцениваем, преувеличиваем ценность вещей, которые считаем приятными, желательными. Мы цепляемся за них, боимся, что они исчезнут или испытываем постоянное влечение к ним, в случае, если их у нас нет. Человек, который привязан к деньгам, сделает все, чтобы их достать, потому что он, согласно фундаментальному заблуждению считает, что эти вещи принесут ему нескончаемое счастье. Но когда он достигает своей цели, она приносит лишь временное удовлетворение. Человек привыкает к своему богатству. Вдобавок, оно приносит новые страдания: тот, кто обладает большими деньгами, боится их потерять, беспокоится о своей безопасности и т.д.

Привязанность имеет и обратную сторону, которая заключается в антипатии, том, что мы, наоборот, избегаем тех вещей, того опыта, который мы считаем неприятным. Мы отталкиваем это от себя, а если эти вещи или этот опыт задерживаются с нами, мы испытываем горечь, злобу, фрустрацию.

Пока я бы хотел на этом остановиться. Получается, что согласно Будде, мы страдаем из-за того, что привязываемся к вещам, которые считаем приятными, положительными и отталкиваем от себя то, что считаем неприятным и негативным. Также привязанности носят очень явный элемент иллюзии, самообмана, преувеличения, ложных ожиданий.
И если для многих людей остается открытым вопрос насколько эта истина может быть применима ко всему человечеству вообще, то без сомнения то, что это наблюдение Сиддхартхи Гаутамы, на мой взгляд, очень даже применимо к людям, страдающим депрессией или тревогой.

Я думаю, тот, кто прошел через это и поборол свои уныние и страх, понял, что в основе нашей тревоги и депрессии лежит привязанность к приятному и аверсия, антипатия (избегание, отталкивание) в отношении того, что мы считаем неприятным. Я думаю, что с этим согласятся некоторые психотерапевты.

И стоит человеку выйти за рамки привязанности и антипатии, как он освобождается от своего страдания! Давайте я попробую это доказать.

Привязанности и антипатия

Тот, кто стремится уйти от страдания, несется прямо к своему несчастью. А, устремившись к счастью, из-за своего невежества он разрушает свое благополучие, как будто это его враг.

~ Шантидева

Что больше всего хочется человеку, который столкнулся с сильным приступом страха и депрессии? Когда у меня происходили панические атаки, мне хотелось одного: чтобы это как можно скорее прошло, потому что это состояние было очень неприятным. А чего мне хотелось, когда это все-таки уходило? Чтобы это не вернулось! Или чтобы состояние, в котором панические атаки не проявлялись, продержалось как можно дольше!

Это естественная человеческая реакция: привязанность к положительному стимулу и аверсия в отношении отрицательного стимула. Так мы привыкли реагировать на разные стимулы со своего рождения, так на них реагирует огромная часть животного мира. Это гедонистически-ориентированная модель поведения: мы стремимся к приятному и избегаем неприятного.

Поэтому истина о происхождении страдания является такой трудной для понимания. Ведь она утверждает, что наша привычная, врожденная модель поведения является причиной нашего страдания! Люди привыкли жить в соответствии с этой моделью. Но они платят за это свою плату…

Когда они сталкиваются с депрессией или тревогой, они оказываются беспомощными перед ней, также как оказываются беспомощными многие врачи. Их привычные реакции привязанности и антипатии только усиливают боль, а не помогают от нее избавиться! Давайте разберемся в этом на примере панических атак, которые характеризуются симптомами сильного страха, паники, тревоги, головокружения, ускоренного сердцебиения и дыхания, дереализации, тревожных, навязчивых мыслей. А также на примере депрессии.

Что происходит, когда мы отталкиваем страх, пытаемся его подавить или просто беспокойно ждем, когда это наконец-то закончится? Мы думаем:
«я не хочу, чтобы это продолжалось хотя бы секунду»,
«когда это кончится?»,
«что мне сделать, чтобы это кончилось?»,
«почему это не проходит».

И мозг начинает искать причины этого состояния, чтобы найти выход из него, ведь так он устроен. Мы начинаем анализировать свое состояние, ворошить память, чтобы понять, что нам делать. И что же этот анализ находит в нашем сознании? Как правило, ничего хорошего и утешительного! Как говорится, у страха глаза велики. В данный момент наша перспектива искажена состоянием тревоги, и все, мы все видим в черном свете. Пытаясь найти причину и выход в таком состоянии, мы только добавляем масла в огонь страха: «а вдруг это симптом смертельной болезни?», «а вдруг это меня убьет?». Страх усиливается, а не проходит, несмотря на наше явное желание этого! И опять же, мы сталкиваемся с фрустрацией в силу несоответствия ожиданий действительности. Мы хотим, чтобы страх кончился, но он не кончается! Это вызывает новую тревогу, мы чувствуем, что не контролируем свое тело, что являемся заложниками страха и т.д. и т.п.

Очень похожее происходит и с депрессией. «Почему я несчастлив?», «Когда это пройдет?» Все эти вопросы усиливают уныние. Другими словами, из-за того, что мы хотим, чтобы это как можно быстрее прошло, это не проходит! Потому что именно наша реакция на приступ страха или депрессии составляет основную часть всего страдания, которое мы носим в себе. А реакция вырастает из нежелания испытывать неприятные стимулы и из желания как можно дольше оставаться в зоне комфорта!

Другим аспектом аверсии является то, что мы избегаем тех ситуаций, когда возникает страх: перестаем ездить в метро или ходить на общественные выступления. Но психотерапия доказала, что это контрпродуктивно. Наш мозг постоянно учится. И когда мы избегаем определенных мест, где на самом деле опасности нет, наш мозг начинает бессознательно верить, что опасность существует, он учится бояться.

Желание, чтобы страх как можно скорее прошел, заставляет многих людей глотать таблетки, которые заглушают эти симптомы, например, транквилизаторы. Но помимо вреда от таблеток, помимо риска зависимости, они несут другой более сильный вред. Подавляя свои эмоции, мы не решаем проблемы. Вдобавок мы как бы поощряем свой страх перед новыми приступами страха. А страх страха и является основным движущим механизмом панических атак. С этим согласны многие врачи и самые эффективные методы преодоления паники.

Антидепрессанты и подавление эмоций

Именно аверсия создает страх страха. И врачи, которые только прописывают антидепрессанты или транквилизаторы, не желая работать с пациентами, только усиливают причину вашего недуга! Вы приходите к врачу и говорите: «Доктор, я мучаюсь из-за тревоги, мне очень это не нравится, и я хочу, чтобы это как можно скорее прошло!» А доктор отвечает: «Без проблем, вот вам таблетки. Принимайте, и все само пройдет!»

Но именно ваше: «хочу, чтобы это как можно скорее всего прошло!» и является причиной вашего недуга! Удовлетворять это желание, это все равно что человеку, который хочет избавиться от алкоголизма, выписывать водку. «Не можете справиться с желанием выпить? Так пейте голубчик!»

А доктор отвечает: «Без проблем, вот вам таблетки. Принимайте, и все само пройдет!»… это все равно что человеку, который хочет избавиться от алкоголизма, выписывать водку. «Не можете справиться с желанием выпить? Так пейте голубчик!»

Конечно, в случае с антидепрессантами связь не такая прямая, как в ситуации с алкоголем. И я не хочу сказать, что от таблеток вовсе следует отказаться всем людям. В каких-то ситуациях они нужны. Я просто хочу сделать два вывода, частный и общий.

Частный вывод

Чем больше мы стремимся подавить страх или уныние, чем чаще мы избегаем ситуаций, в которых эти эмоции возникают, тем сильнее становятся эти эмоции в долгосрочной перспективе! Я уже писал выше о том что избегать стрессовых ситуаций, которые, по мнению человека с тревожным расстройством провоцируют страх – это контр продуктивная стратегия борьбы с этим недугом, согласно психологам и опыту множества людей, в том числе моему. Другими словами, человек с агорафобией, запирающийся у себя дома из страха выйти на улицу, вовсе не способствует избавлению от фобии этими действиями. Наоборот, он ее поощряет. Но почему нельзя сказать, что таблетки также могут являться тактикой избегания?

«Я не хочу этого испытывать», «Я не хочу бояться», «Я хочу, чтобы мне немедленно стало лучше» — думаем мы, когда принимаем очередную таблетку (или алкоголь) от паники или депрессии. И тем самым мы поощряем свою беззащитность перед новыми испытаниями, перед новым страхом, причина которого не исчезала. Мы не учимся терпеть, принимать свой страх. Мы отказываемся изучать его и его причину, мы говорим ему: «Уйди!». И, самое главное, подавляя страх и депрессию, мы теряем возможность увидеть то, что за этими эмоциями ничего не стоит, кроме пустоты! Но о страхе и пустоте я расскажу позже.

Мне часто пишут люди, которые страдают навязчивыми мыслями. Они говорят, что им смертельно надоели эти мысли, что они страстно хотят избавиться от них, они не желают их больше «думать», ведь они очень неприятные. Я их понимаю, ведь какое-то время назад я чувствовал то же самое!

Поведенческий конформизм

Люди не всегда отдают себе отчет в том, что именно в силу страстного желания прогнать эти мысли, они никак не уходят. Из-за сильной антипатии в отношении «нежелательных мыслей», они возвращаются и возвращаются. Это не только мой вывод: психологи также утверждают, что именно наша эмоциональная реакция на неприятные мысли заставляет их возвращаться. И рекомендуют противоположную, противоречащую интуиции и привычкам стратегию: не реагировать! Избавиться от антипатии, аверсии и вооружиться принятием! Перестать отталкивать от себя тот опыт, те мысли, которые мы считаем неприятными. Избавление от навязчивых состояний заключается в том же самом, в чем, согласно Будде, лежит избавление от страдания вообще!

Повторяю, что желание в отношении того, чтобы нежелательные мысли покинули нашу голову, является полностью нормальным, естественным. Эта антипатия — наша врожденная привычка, стратегия поведения. Она является самой очевидной стратегией, о которой мы даже не задумываемся, которую мы применяем на автомате. Мы не понимаем того, что используя эту стратегию, мы на самом деле сильнее обвиваем петлю неврозов, депрессии, навязчивых мыслей вокруг своей шеи.

Более того, мы даже не отдаем себе отчет в том, что ее применяем, что у нас есть выбор действовать как-то еще. Это можно назвать «поведенческий конформизм». Конформист в обычном смысле этого слова не задумывается о пользе и ценности норм, которые навязало ему общество. Он их просто выполняет. А поведенческий конформист не размышляет над действиями, навязанными ему его собственной природой.

И только опыт наблюдения, медитации позволит нам подумать над тем: в чем состоит наша привычная тактика поведения и реакции на вещи? Приносит ли она нам пользу во всех ситуациях? Если она рождает страдания, то можем мы ее изменить? Как это сделать?

Общий вывод

А общий вывод звучит так: чем более старательно мы избегаем неприятный опыт и чем сильнее привязываемся к чувству наслаждения, тем больше неудовлетворенности мы испытываем в жизни. На первый взгляд это кажется парадоксальным. Но давайте в качестве примера приведу себя.

У меня был период в жизни, который можно было бы назвать моим личным «дном» или «ямой». В то время я много пил, курил, бесцельно убивал время. Я не мог никак совладать со своими желаниями: чуть только они возникали, я тут же старался их удовлетворить! Захотелось напиться – напился, появилось желание уйти с лекции – ушел с лекции (и напился). И у всего этого была причина. А заключалась она в том, что мне смертельно не хотелось мириться даже с минутным чувством дискомфорта, и все мои желания сводились к тому, чтобы очутиться в состоянии относительного комфорта. И чем больше я уходил в эту привычку, тем сильнее растягивался диапазон дискомфорта и сужался диапазон комфорта.

Другими словами, постепенно ситуаций или состояний, которых я считал неприятными, не приносящими удовольствие, становилось все больше. В такие ситуации попадали уже не только случаи, когда я испытывал физическую боль или когда мне было грустно из-за какого-то события в жизни. Сидеть на одном месте и концентрироваться на каком-то деле уже было для меня пыткой. Пыткой стало хотя бы полчаса присутствовать на лекции. Единственный вечер без алкоголя тоже становился пыткой. С другой стороны, приятного становилось меньше. Если мне раньше доставляло удовольствие просто погулять с друзьями, то потом уже стало не интересно без пива, а еще дальше без большого количество пива. В безостановочном стремлении к удовольствию, удовольствие девальвируется, а неудовлетворенность растет и растет!

И большую часть времени я чувствовал себя, конечно же, неудовлетворенным. Мне постоянно чего-то хотелось сделать, чтобы изменить свое состояние, «пощекотать свои рецепторы». Поэтому я постоянно выбегал курить, пить кофе, чтобы что-то испытать. Так как «обычное», «нормальное» состояние не вызывало ничего кроме муки. Но быть пьяным постоянно нельзя, также как нельзя постоянно чувствовать удовольствие от опьянения. Чувства радости, покоя, счастья сопровождали меня только в минуты пьяного забытья, а все остальное время я жил в смертельном предвкушении этих минут. А за эти минуты, хоть они и приносили мне желаемое забвение, я платил своим здоровьем, счастьем и осознанностью. Чем больше человек проводит времени в опьянении, тем меньше он отдает себе отчет в своих действиях, даже когда он трезвый. Притом он сам не замечает того факта, как он постепенно теряет контакт с реальностью.

Я твердо убежден в том, что в основе любой зависимости лежит не привыкание к чему-то (к никотину, героину, сексу), а привязанность к чувству удовольствия вообще (и антипатия в отношении неудовольствия)! Люди стремятся к получению удовольствия, а уж как они его получают: через наркотики, покупки, секс, власть и влияние на людей — это, можно сказать, дело вкуса. Именно поэтому многие из тех, кто бросает курить, пить или расстается с другими пороками, затем возвращается к ним вновь (или заменяют их другими пороками). Ведь причина их пагубных привычек осталась с ними! И лежит она куда как глубже обычного привыкания к каким-то наркотикам. Именно в таком смысле я понимаю выражение «бывших наркоманов не бывает». Хотя, я убежден, что бывшие наркоманы бывают: это те люди, которые смогли смирить в себе это безудержное стремление к наслаждению, эту вечную неудовлетворенность, перестали гнаться за кайфом и обрели свой внутренний комфорт и гармонию в состоянии «здесь и сейчас».

Гедонистически-ориентированное сознание

Прежде чем дальше развивать эту мысль, я хочу подчеркнуть то, что ослабление привязанностей вовсе не означает жизнь без удовольствий. Это не являет собой какую-то эмоциональную кастрацию, монотонное и равнодушное до всего происходящего сознание. Это можно охарактеризовать именно как удовлетворенность, не проходящее счастье, которое стоит по ту сторону временных удовольствий, которым, кстати тоже находится место. Просто им уже не придается так много значения, смысл жизни перестает сводиться к постоянной гонке за наслаждением и бегством от неудовольствия.

Можно сказать, что такая гонка является не только причиной страдания, но и причиной многих пороков! Люди совершают преступления не ради денег, власти, влияния, а ради удовольствия, которое их мозг связывает с этими вещами! Даже обычная супружеская измена связана с привязанностью к удовольствию от секса или эмоций, которые дарят любовные авантюры. Гедонистически-ориентированное сознание человека, его тяга к нескончаемым удовольствиям покоится в основе многого мирового зла!

Освобождение от врожденной привычки

И, возвращаясь от мирового зла и депрессии, хотелось бы вновь перейти к собственному примеру.

Я почувствовал себя свободным от депрессии и паники только тогда, когда избавился от сильной привязанности к «желательному» опыту и антипатии в отношении «нежелательного». Я не утверждаю, что сделал это полностью: абсолютного избавления от причины страдания достигают только Будды и святые. Но каждый человек может сделать это в каких-то пределах и избавиться от крайних проявлений своего страдания: депрессии, тревоги и многих других неприятных эмоций, внести больше гармонии, комфорта и принятия в свою жизнь.

Благодаря медитации понял, что абсолютно нормально иногда грустить, испытывать скуку, тоску, сомнения, страх или отсутствие чувств вообще. И в этих эмоциях можно обнаружить что-то интересное и полезное. Стоит только приглядеться к ним вместо того, чтобы убегать от них в омут физического наслаждения. Жить стало намного интереснее, диапазон опыта, который я мог испытывать, существенно расширился. Я был со своей скукой, со своей тоской, со своими сомнениями, страхом или отсутствием всяких чувств вообще! И это было прекрасно. Это и есть прекрасно!

Свободнее и счастливее я почувствовал себя и тогда, когда перестал подавлять свои страх, тревогу и депрессию. Когда взглянул им в глаза, когда был с ними, когда принял их, как желанных гостей, вместо того, чтобы отвергать их как ненавистных врагов. Когда перестал хотеть, чтобы они ушли и перестал испытывать нежелание того, чтобы они приходили. Когда, наконец, не увидел за ними ничего, кроме пустоты! Столько лет я наделял их смыслами, значениями, которые приводили меня в тревогу и трепет, а они на самом деле оказались пустыми! Это было поразительным открытием. Открытием, которое не является догмой или каким-то умозрительным заключением. А открытием, которое может сделать сам человек, если просто захочет уделить самому себе, своим эмоциям время, вместо того, чтобы подавлять их таблетками, сексом, развлечениями, работой, алкоголем.

И спустя несколько лет после моего освобождения от паники и депрессии, я только первый раз прочитал о четырех благородных истинах. «Черт возьми – подумал я, — а Гаутама был прав, когда говорил, что привязанности — причины страдания. В отношении панических атак – это точно правда! Я сам убедился в этом тогда на своем опыте».

Только Гаутама пошел еще дальше и распространил этот вывод на всю жизнь, а не только на психические недуги.

Вера, поддерживаемая опытом

Но никто не должен это просто принимать на веру как догму, безусловную истину, как какую-то заповедь. Будда сам призывал к тому, чтобы вы не верили ему беспрекословно и сами проверяли, прав он или нет. Не так давно, когда я был в Индии, я ходил на лекцию Далай-Ламы. И он также призывал никому не верить тому, что говорит Будда или Далай-Лама только потому, что это Будда или Далай-Лама. Он утверждал, что у людей не может быть уверенности в каких-то положениях, пока они для них остаются просто абстрактными идеями, а не живым, конкретным опытом.

Нет, это вовсе не призыв к нигилизму, полному неверию ни во что. Просто между не обусловленной опытом верой и собственным знанием, выводимым из опыта, должен существовать баланс. Не веря в то, что медитация может принести какие-то плоды, вы ей просто не начнете заниматься. Поэтому вы должны хотя бы отчасти поверить чьему-то слову о пользе практики, даже не имея собственного опыта. Но уже потом вы сможете получить подтверждение этой вере из своих собственных ощущений и метаморфоз, самостоятельно прийти к тем выводам, которые сделал Будда и кто-то еще не умом, а уже сердцем. И, вооружившись уже более прочной, укорененной в опыте и здравом смысле верой, продолжать дальше.

Я надеялся закончить статью второй частью. И у меня в голове уже был примерный план и объем статьи. Но когда я начинаю писать, подходят новые мысли и идеи, которыми очень хочется поделиться и материал разрастается на глазах. Каждый раз, когда я проверял эту статью на ошибки, я добавлял в нее что-то еще, так что она росла на глазах. Поэтому, наверное, полезно вести какой-то дневник, писать о своих мыслях, наблюдениях, опыте, даже если вы не занимаетесь писательской деятельностью. Слово, подобно кремням, высекает искру мысли. Лист бумаги или страница интернета — это как дополнительная память. Там помещаются целые структурированные концепции и идеи, которые бы полностью, в своем законченном виде не могли бы поместиться в памяти в вашей голове…

Все же, несмотря на то, что статья получилась больше, чем планировалось, я надеюсь, вам было интересно и вы будете ждать третью часть, которую я планирую выпустить скоро! Именно в этой части будет то, что являло собой содержание первоначального плана этой статьи, итогом ее развития и кульминацией. А чтобы вы ее ждали, я попытаюсь вас немного заинтриговать тем, что в ней я уже буду говорить о таких вещах как карма, реинкарнация в практическом, повседневном и даже научном смыслах. Я объясню, почему все наши страхи и тревоги сотканы из пустоты. И почему медицинские диагнозы, такие как «паническое расстройство», «синдром навязчивых состояний» и «депрессия» мешают верному восприятию проблем, стоящих за этими терминами.

Спасибо всем, что читаете меня!

Читать продолжение

Поделиться в социальных сетях:

Оставить комментарий

52 Комментариев